Юрий Рерих: лингвист, исследователь, археолог

До недавнего времени о Юрии Николаевиче Рерихе (1902–1960), старшем сыне Елены Ивановны и Николая Константиновича Рерихов, было мало известно. Бывший директор Института тибетологии в Сиккиме Нирмал Сингх писал о нем: «Он является одним из величайших энциклопедистов Запада и Востока. Лингвист, исследователь, археолог, критик, искусствовед, мыслитель и знаток культуры, он не знал границ в области познания. Ю. Н. Рерих как человек был даже еще более велик, чем Ю. Н. Рерих как ученый. Он выковал золотое звено связи не только между Индией и Россией или между Востоком и Западом, но и между всеми народами всех стран и времен».

Его крупные научные изыскания начались в Индии, куда он впервые приехал в возрасте 21 года. Уже тогда Юрий Рерих подавал большие надежды как ученый-востоковед и имел ученую степень магистра индийской словесности. После поездки по Индии Юрий Николаевич вместе с отцом и матерью с 1924 по 1928 гг. был постоянно на маршруте Центрально-Азиатской экспедиции, которая явилась крупнейшей научной экспедицией XX века. Сложный и протяженный маршрут пролег через опасные районы неспокойного Азиатского материка: трудности природного характера совместились с препятствиями, возникавшими из-за сосредоточения в регионе бандформирований, произвола местных властей и деятельности британской разведки. К счастью, Ю. Н. Рерих знал толк в военном деле: перед экспедицией занимался на военном отделении Парижского университета. И не раз его тактические навыки и личное мужество спасали караван. Пересечение Тибетского нагорья с севера на юг с проходом через Транс-Гималаи, где Рерихи были первыми из европейцев, и Гималаи с выходом в Индию, стало триумфом русских исследований Внутренней Азии.

Таким маршрутом еще никто из отечественных первопроходцев Центральной Азии не проходил. И на этом этапе экспедиция выдержала героическую зимовку на высокогорном плато Чантанг при входе в Тибет: пятимесячное противостояние мирной научной экспедиции и английской разведки, подозревавшей Н. К. Рериха в том, что он был большевистским агентом. Когда к Тибету подходил караван, британские власти приложили максимум усилий, чтобы экспедиция в Тибет не вошла, обрекая ее участников на голодную смерть в условиях жуткого холода. Но тяжелый период зимовки ознаменовался значительным открытием: в орнаментах и убранстве оружия кочевников северного нагорья Тибета был открыт знаменитый «звериный стиль» — Рерихи были первыми и единственными учеными, обнаружившими «звериный стиль» в Тибете.

«Работа Ю. Н. Рериха «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета» явилась событием в мировой науке, стала библиографической редкостью и цитируется всеми историками скифского и сарматского искусства, как сочинение, сделавшее эпоху в науке», — отмечал Л. Н. Гумилев.

По окончании экспедиции обработки огромного научного материала Рерихами в предгорьях Западных Гималаев в Индии был создан Институт Гималайских исследований «Урусвати». Юрий Николаевич становится его бессменным директором. Научные результаты экспедиции, содержащие географические, этнографические, археологические и лингвистические наблюдения в почти совершенно неизученных областях Азии, легли в основу монографии Ю.Н. Рериха «Пути к сердцу Азии», которая сразу поставила молодого автора в ряды ученых-первопроходцев Азии. Ю.Н. Рерих становится главным авторитетом по тибетологии и всему связанному с этим. С 1949 года Юрий Николаевич работает в Индо-Тибетском исследовательском институте, заведует курсами китайского и тибетского языков, пишет поистине титанический труд — составление тибетско-санскритско-русско-английского словаря, работу над которым продолжил уже в России в институте Востоковедения.

Юрий Николаевич всегда стремился вернуться в Россию. Время возвращения Ю.Н. Рериха — 1957 г. — совпало с хрущевской «оттепелью». Имя выдающегося ученого уже было широко известно во многих странах мира, его труды публиковались на разных языках. Он состоял ом Королевского Азиатского общества в Лондоне, Азиатского общества в Бенгалии, Парижского географического общества, американских Археологического и Этнографического обществ и многих других. Сам ученый и его работы ко времени приезда в СССР получили высокую оценку некоторых его советских коллег.

Казалось бы, Ю. Н. Рерих был находкой советского востоковедения тех лет, но долгожданное возвращение обернулось ученого жестоким испытанием: официальные научные круги всячески пытались принизить его значение, Юрий Николаевич был поставлен под жесткий партийно-идеологический контроль.

Но было и другое окружение: вокруг ученого сплотились молодые и пытливые сердца, сотрудники института, видевшие в Юрии Николаевиче неисчерпаемый кладезь новых знаний. Причем эти знания надо было приложить в довольно непростых условиях: в 30-е годы востоковедческая школа в СССР была почти полностью уничтожена. Несмотря на это, Ю. Н. Рерих создает школу тибетологии, явившуюся новой школой в советском востоковедении. Кроме того он закладывает фундамент новой науки — номадистики, специальной отрасли востоковедения, изучающей мир кочевников.

Вряд ли кто мог тогда сравниться с Юрием Николаевичем по уровню знаний и накопленного практического опыта. Это понимали, поэтому в течение 1958 г. он был включен в состав Ученого Совета Института Востоковедения и его филологической секции, а также Ученого Совета Института Китаеведения АН СССР. Здесь же в Институте Китаеведения он руководил группой тибетоведения, в Институте востоковедения вел курс тибетского языка, был научным руководителем без малого десяти аспирантов. Вообще в языках Юрий Николаевич был большим специалистом. Он свободно владел множеством языков: говорил, читал, писал, понимал любые разновидности западных языков, знал очень много восточных, весь набор определенного региона: санскрит, пали, монгольский, китайский, новоиндийский языки, а также тибетский — целый ряд наречий.

В 1958 году Ю. Н. Рериху была присвоена ученая степень доктора филологических наук без защиты диссертации, по совокупности опубликованных им трудов.

Юрий Николаевич умер в 1960 г. внезапно при довольно загадочных обстоятельствах и совсем неожиданно знавших его. «Он умер, пройдя свой крестный путь до конца и с великим достоинством. Он прекрасно осознавал цель своего приезда и, конечно, знал, чем все это него кончится», — пишет крупнейший современный исследователь жизненного пути семьи Рерихов, академик РАЕН, директор Музея им. Н. К. Рериха в Москве Л. В. Шапошникова.

За три неполных года (август 1957 — май 1960), проведенных Ю.Н. Рерихом в Советском Союзе, сделано столько, что это могло бы вместиться в целую жизнь. Именно Юрию Николаевичу Рериху мы обязаны тем, что сейчас имеем радость а с многогранным творческим наследием его родителей — он привез на Родину более 400 картин отца, огромную библиотеку, ценные предметы.
 


Похожие статьи: