Право наций на самоопределение, или Русский язык как естественный цемент

Как мы уже сообщали, 15 июля 2003 состоялась научно-практическая международная конференция «Русский язык - язык общения в странах СНГ и Балтии. Проблемы и пути их решения».
Открыл конференцию Константин Федорович Затулин, директор Института стран СНГ, тема доклада: «Русский язык - естественный цемент нашего Материка», в котором тезис, совпадавший с названием доклада, был подвергнут сомнению самим выступающим. В название доклада напрашивался вопросительный знак. Трансформировав повествовательное название в вопросы (Является ли русский язык цементирующим? Если да, то «естественен» ли этот цемент?), мы задали их некоторым участникам конференции. Вот ответы.


Затулин Константин Федорович, директор Института стран СНГ:
- Название это литературное, и хотя, на мой взгляд, мое выступление ему не соответствовало, но исторически это название совершенно обоснованно. А что касается будущего, то оно зависит от настоящего, но тенденции функционирования и распространения русского языка в странах СНГ и Балтии нас беспокоят.

Кудрявцева Людмила Алексеевна, президент Украинской ассоциации преподавателей русского языка и литературы:
- Да, это цемент того пространства, которое сейчас называется постсоветским, но когда, в каком будущем проявится его цементирующая сила? И это часть неизбежной глобализации - человек понимает, что не может жить безвылазно на своем хуторе, поэтому и складывается единое пространство, в основе которого, как это ни прискорбно признать, - рыночное пространство.

Губогло Михаил Николаевич, заместитель директора Института этнологии и антропологии РАН:
- C политической точки зрения этот цемент раскалывается, разжижается. А в культурном плане русский язык продолжает работать как цемент. И вот возникает противоречие: между тем, что идет сверху, то есть навязывается государством, и между тем, что народом востребовано. В этом как раз сейчас вся проблема, во всем нашем постсоветском пространстве. Это конфликт этнополитический, потому что под лозунгами русского языка идет борьба за власть. Там, где притесняют русский язык, притесняется не русский язык, а «притесняется» кадровая политика, того чтобы перекрыть доступ на олимп власти более конкурентоспособному русскому народу. Вся проблема в том, что существует паническая боязнь конкуренции, что тот народ, который неконкурентоспособен, закрывает клапаны на лестнице к власти, чтобы те, кто более профессионально подготовлен, не имели доступа к власти. В этом вся проблема, и в конечном итоге она является не языковой, а кадровой.



«Пора бы уже определить право нации на самоопределение», — пробормотал кто-то на конференции, когда это выражение, казалось бы знакомое и понятное всем нам, употребили в очередной раз. И действительно, мы очень часто употребляем эти слова, не задумываясь особо об истинном их смысле.
Помогает нашим корреспондентам разобраться в этом вопросе заместитель директора Института этнологии и антропологии РАН Михаил Николаевич Губогло.

Мы часто слышим на первый взгляд всем понятные слова: «право нации на самоопределение». А на поверку не каждый сможет сформулировать определение этого понятия. Что же это – право нации на самоопределение?

- Это - лозунг. Это - метафора. Это - красивая картинка.

И больше ничего?

- В политическом смысле? Думаю, что да. Вообще, если говорить о рамках одного государства, право на самоопределение не разрушает единства этого государства. Но если это перепрыгивает через планку и уже требует самоопределения не в рамках данного государства, а за пределами его, это уже развал. Выход за пределы государства - это угроза существованию безопасности государства.
Cам термин "нация" неоднозначен: одни переводят "nation" как "народ", другие как "нация". В зависимости от того, в каком смысле употребляются слова "народ" и "нация", они могут быть синонимами, а могут и не быть. Если "народ" и "нация" употребляются в политическом смысле, они могут быть синонимами. если они употребляются в этническом смысле, то это разные понятия. Очень многое зависит от контекста употребления: кто, с кем, по какому поводу разговаривает. Так же, как и национальные меньшинства: одних "национальные меньшинства" - это понятие арифметическое, а других - политическое. Что это значит: с европейской точки зрения все нерусские - это наши меньшинства, но Россия иерархична, и если в Башкортостане башкиры, которых арифметически 20 %, считают, что они - большинство, есть ли у них на это основания?

Почему они так считают? Потому что они - титульная нация?

- Совершенно верно. Потому что они - политическое большинство.


Похожие статьи: