Из книжных переводов: новое и значимое

Переводят литературы много, но, к сожалению, не всегда качественно. Недаром лучшими и непревзойденными переводчиками были великие писатели — Пастернак, Чуковский, Маршак. Ведь кроме иностранного языка, которым нужно владеть очень хорошо, необходимо знать свой родной, русский язык, обладать богатым словарным запасом и просто... быть культурным и начитанным человеком.

Корреспондент службы «Время новостей» Андрей Немзер в своем обзоре (дан в сокращении) советует обратить внимание на книги, написанные серьезными знатоками нашей культуры и переведенные профессионалами.

Монографию Исабель де Мадарага «Россия в эпоху Екатерины Великой» (М., «НЛО», серия Historia rossika; перевод Н.Л. Лужецкой) стоит читать не только профессиональным историкам. Обширный труд английской исследовательницы испанского происхождения был опубликован двадцать лет назад, но и сейчас впечатляет основательностью фактографической базы и строгостью исследовательской мысли. Автор захвачен масштабом личности своей героини. Екатерина представлена выдающимся — энергичным и прагматичным  — политиком, и в этом амплуа (безусловно, главном государыни) она необыкновенно интересна. Величественная, а иногда и трагическая фигура премудрой Фелицы не закрывает собой ни других значимых политических игроков (сподвижников и оппонентов государыни), ни общей картины российской жизни второй половины XVIII столетия.

Насколько легко рекомендовать книгу о Екатерине II, настолько трудно сборник работ о Велимире Хлебникове. Даже если это книга замечательного тонкого филолога Хенрика Барана «О Хлебникове. Контексты. Источники. Мифы» (М., РГГУ). Дело не в том, что на политиков (тем более — царей) спрос нынче больше, чем на поэтов. Екатерина, как бы ни оценивалась ее деятельность, монументально бесспорна, а «Председатель Земного Шара», как называл себя поэт,  — воплощение проблематичности. В суждениях о Хлебникове царит великая сумятица: кого-то он гений, сопоставимый лишь с Пушкиным, кого-то  — сумасшедший графоман. Спор о том, был ли Велимир «поэтом поэтов» или «поэтом просто», видимо, неразрешим. Хенрик Баран очень любит Хлебникова, но эта любовь совсем не слепа. Автор книги не стесняется признать, что эрудиция поэта была огромной, но бессистемной, что славянофильские увлечения Хлебникова доходили до опасной черты шовинистического милитаризма. Эту книгу стоит прочесть всякому, кто не равнодушен к русской поэзии.


Похожие статьи: