Риторика и риторическая культура в России

Почему риторика возрождается в России? В чем причина огромного интереса и внимания к ней со стороны не только филологов-русистов, но и ученых и педагогов разных специальностей? Почему так важно современному человеку владеть искусством речи? Обо всем этом мы беседуем с председателем Российской ассоциации исследователей, преподавателей и учителей риторики, доктором филологических наук, профессором Государственного института русского языка имени А. С.Пушкина Владимиром Ивановичем Аннушкиным.
- В. И., все-таки уточним: что такое риторика?
Прежде всего, риторика - теория и искусство речи, фундаментальная наука, изучающая объективные законы и правила речи (классическая «Теория словесности» К. П. Зеленецкого 1849 года начинается словами: «Предмет риторики есть речь»). Риторика, формирующая норму и стиль жизни, важна потому, что речь – инструмент управления и организации любых социальных и производственных процессов. Большинство же наших соотечественников не обладают историко-теоретическими знаниями о практике речевого общения, не обладают умением, технической "выучкой", практической ловкостью владеть мыслями и словами в разных ситуациях общения. От этого нас легко ввести в обман, манипулировать нашим сознанием – сравните восторг, в который мы пришли от карнегианской и вообще американской риторики сегодня, не подозревая о том, что не только наши классики, но и теоретики 30-х годов писали подобные работы.
- Как в риторике объясняется понятие «речь»?
- Речь начинается с замысла, как «богатство языка есть богатство мыслей» (Н.М.Карамзин). Вот почему учитель Пушкина Н.Ф.Кошанский определял риторику как науку "мыслить" и показывал вслед за Ломоносовым способы изобретения идей и развития содержания речи. Можно ли научить мыслить и преподать некоторые способы создания замысла речи? Как раз об этом толкует первая часть риторического учения – изобретение идей.
- А можно ли определить риторику как искусство убеждения?
- Это определение я бы назвал недостаточным, хотя Аристотель определял риторику как «искусство находить способы убеждения относительно каждого данного предмета». Ни одно из качеств речи, которые ученые подбирают в определениях к риторике, не исчерпывает необходимых требований к речи. Когда говорят об убедительности, то надо соотнести ее с нравственностью; украшенная речь часто вызывает недоверие и трудно найти подлинную красоту; такие же сомнения может вызвать эффективность, ибо ритора важен не сегодняшний результат, а конечная цель его деятельности, если угодно, нравственная цель всей его жизни, выраженная в совокупности речей. Я бы определил риторику как учение о совершенной речи, чтобы сказать о речевом идеале, который, по мысли Цицерона, все-таки недостижим ни в одном конкретном ораторе.
- А как риторика соотносится с педагогикой?
- Непосредственно. Риторика - учение о речевом воспитании личности. Воспитать человека – это значит воспитать его речь, научить общаться, выражать мысли и чувства. Поскольку в речи выражен весь человек, риторика способствует формированию всей личности человека, его мировоззрения, знаний, жизненной позиции, способности защищать свои взгляды словом.
- Но все-таки как риторика соотносится с историей и современностью?
- Риторика в европейской культуре – искусство совершенной речи, которое всегда считалось «общим» и необходимым всех образованных людей. Риторика и в России рассматривалась как «царица наук и художеств», потому что чем бы люди ни занимались, они должны владеть уместным, убедительным, увлекательным словом. Впрочем, всегда было ясно, что искусство убеждения опасно: оно – меч обоюдоострый, поскольку даром убеждения может воспользоваться и честный человек, и бесчестный. Поэтому подлинное красноречие надо основать на образованности и нравственной безупречности. Современная риторика – теория речевых коммуникаций развитого информационного общества, где бытовой диалог соседствует с человеко-машинным диалогом, речью средств массовой информации, в том числе прессы. Но культурный принцип тот же: все беды человека – от его языка, а «языком – что рычагом», то есть если речь организована верно, то ладятся общественные и личные дела. Готовится президентская гонка – это политическая риторика; проводится деловое совещание или пишутся деловые документы – это деловая риторика, но и домашняя жизнь – это также риторика семейного диалога… Слово – повсюду, и в этом смысле вся наша жизнь – «сплошная риторика»: а будет ли она ложным краснобайством или умением создать жизнь добрыми, умными, надежными словами, зависит от каждого из нас.
- Не слишком ли широкий круг видов общения вы нарисовали?
- Вовсе нет. В русской частной риторике всегда существовало стремление исчерпать все существующие роды, виды и жанры словесности того, чтобы дать правила и нормы построения речи. Поэтому в обучение риторики должны войти бытовая и деловая речь в устной и письменной формах, основные виды диалогов, корректные приемы ведения споров и дискуссий, ораторское красноречие, основы научной, философской и исторической прозы, речь массовой информации и информатика, оцененные с позиций эффективности и оптимальности в организации современной жизни общества и отдельной личности.
- Если риторика так важна, объясните, пожалуйста, почему ее не было доселе?
- Это интереснейший вопрос как истории нашей филологии, так и русской общественно-политической истории. Риторика как учение о реальной общественно-языковой практике регламентирует формы пользования публичной речью: политической, судебной, церковной, академической и прочими. Значит, риторика напрямую связана с идеологией – и как только существовала необходимость критиковать стиль мысли, так всегда начинается критика и словесной формы – риторики.
Совокупность идеологии и языка дает стиль общественной жизни. Из анализа учебников риторики и словесности выяснилось, что каждые 60-70 лет в русской истории и филологии меняется стиль жизни и стиль общественной речи. Иначе говоря, каждые 60-70 лет в России происходят общественно-идеологическая и «риторическая» революции, требующие создания новых филологических дисциплин. Риторика в России была критикована в середине XIX века, когда потребовался иной взгляд на словесную культуру общества. Усилиями революционеров-демократов (прежде всего Белинского) и «прогрессивных» филологов (Потебня, Веселовский) риторика прежнего «красноречия» была критикована, а утверждалось «просторечие» и натурализм художественной словесности. В некотором смысле происходила похожая на сегодняшнюю демократизация языка и общего стиля жизни. А затем с началом царствования Александра Благословенного – активные педагогические реформы: в школах и гимназиях утвердились язык и художественная словесность. Это с середины XIX века мы – отчаянные читатели художественной литературы, изгнавшие из школьного обучения реальные формы речи. Но «словесность» сама была критикована после Октябрьской революции, когда к власти пришли ораторы-большевики, победившие благодаря действенной ораторской пропаганде новой идеологии и нового стиля жизни. Сегодня мы вновь «счастливы» тем, что «посетили сей мир в его минуты роковые», когда делаются новые история, идеология, язык, стиль общественных поступков.
- Не хотите ли Вы сказать, что у власти всегда стоит «оратор»? - Именно так. И приходят к власти, и сохраняют ее именно с помощью речи. К власти во многом приходят ораторским путем, а всякая президентская гонка – соревнование ораторов. Всякий политик – оратор, то есть человек, действующий словом, а в нынешних условиях не только словом с трибуны, но и письменным, газетным словом – собственно, это и есть то, что называется теперь «технологиями», «связями с общественностью». Помните у Чехова: «путь к любой карьере усыпан цветами красноречия». Только подлинного красноречия, предполагающего ум, честность, волю, ответственность за сказанные слова и, конечно, некоторую оригинальность и изящество стиля.
- Вы полагаете, что можно говорить о культуре политической речи в России?
- Несомненно можно, и нужно. К сожалению, она почти не исследована. Наши политологи и историки не умеют и не пишут о политическом языке и политических ораторах. А сами политики часто подобны стрелку, который имеет оружие – слово, но не умеет стрелять: выстрелит, а журналисты потом объясняют результаты его словесных «стрельб».
- А в «цивилизованных» странах не так?
- Там – по-другому. Вся мудрость и глупость американской культуры и образа жизни выражены в ее риторике. Если угодно, риторика – основа американской культуры: и личной, и общественной. Принцип президентской власти в Америке таков: управлять – значит говорить, люди должны постоянно слышать речь своего президента. У нас же можно спрятаться за кремлевской стеной – и молчать, не разбрасывая на ветер своих «драгоценных» слов. Только время безвозвратно уходит – и если ты не начал вовремя говорить, то проиграл в самом факте речи.
У нас молчал Сталин – просто редко выступал... Не жаловал выступлениями Ельцин: война в Чечне полыхала третий месяц, а народ «на следующей неделе» ждал выступления своего президента… Почему проиграл Примаков? Потому что при всей академической образованности и умении сопрягать слова он не любит выступать, «не любит телевидение»… Помилуйте, да кто ж его любит, наше телевидение? Только за одно отношение к русскому языку с ним можно раздружиться навеки: и передач о языке нет, и хорошего языка нет. Но выступать-то по телевидению надо, иначе не отстоишь и не объяснишь свою позицию.
- В. И., все-таки можно ли овладеть риторикой, научиться эффективно говорить и писать?
- Несомненно. Красноречие складывается из многих знаний и стараний, - писал Цицерон. Поэтому к воле приложи образованность, имей философскую позицию, профессиональные знания, знакомься с правилами и рекомендациями в риторической литературе. Далее: наблюдай ораторов - и хороших и дурных. Подмечай их достоинства и недостатки: в мыслях, словах, произношении, телодвижении. Ведь обучение всегда строится на подражании, следовании образцу. Наконец, только сама практика, реальные речевые бои и опыт сформируют настоящего оратора. Тренировка же состоит в написании и произнесении речей, разборе и декламации ораторских и литературных отрывков разных стилей, упражнениях в технике речи. Кстати, практическое обучение важно не превратить в развлечение (чем грешат некоторые современные педагоги), важно не актерствовать, а готовиться к реальной профессиональной карьере: политика, судьи, предпринимателя, педагога. Например, нельзя риторику превратить в театр, потому что артист говорит чужой текст и кого-то изображает, а ритор говорит собственные речи, отвечает за них головой и Боже его упаси начать «играть»…
Обучение риторике – серьезный и занимательный труд, в котором надо образовать ум, обогатить словарный запас, отточить произношение и, между прочим, усовершенствовать тело, потому что человек говорит «всем телом»…
- А где сегодня преподают риторику?
- Риторику преподают во всех ведущих вузах России. Нередко она входит в цикл речеведческих дисциплин, куда включаются стилистика, культура речи или культура общения. Большинство профессионалов своего дела осознало, как важно владеть языком – инструментом своей специальности.
Что касается современной школы, то там ее преподают в основном энтузиасты и факультативно, хотя имеются учебники под грифом министерства. В России есть ряд «риторических» регионов, где имеются свои учебно-научные школы риторики, а риторика введена в школах как региональный компонент. Таковы Пермь, Воронеж, Екатеринбург, Красноярск, Саратов, Ярославль – все это региональные отделения Российской риторической ассоциации, объединяющей риторов не только России, но и Белоруссии, Латвии, Казахстана. За пять лет нашего существования с января 1997 года Риторическая ассоциация объединила более 300 ученых и педагогов из числа тех, кому небезразличны судьбы русского слова, кто понимает роль языка и значение владения речью практического пере- и благоустройства нашей жизни.
Надо решительно сказать: хорошую жизнь дурным языком не построить. Каков язык - отражение наших сердечных помыслов, таковы и наше настроение, желание что-либо делать будущего. Сила ума и дар слова – главные отличия человека. Если все беды – от языка, то добрым и мудрым языком создается атмосфера добра и гармонии, преданности и почитания родной культуры.
- Тогда последний вопрос: риторика и культура – какая взаимосвязь?
- Обращаю внимание на то, что большинство наших риторических конференций были связаны именно с риторической культурой современного общества. А последняя – с подготовкой профессионального ритора. Культура – то ценное, что мы берем из прошлого будущего. Культура – это достижения, которые нельзя растерять; и они – не только в материи (материальная культура) или духе (духовная культура): они реально выражены в языке, текстах, словах. Язык – инструмент культуры, а риторика научает практически пользоваться языком, учит думать, выражать мысль в слове, формирует и воспитывает личность. Такую риторику мы восстанавливаем в России. Сумеем сформировать себя и общество в риторической культуре – тогда выстоим в борьбе с трудностями, не дадим себя обмануть лживым языкам; если будем риторическими «варварами» - потомки не простят… Важнейшая педагогическая задача сегодня – найти оптимальный образ соотношения риторики с культурой речи и другими речеведческими дисциплинами. Возможность такого союза показали две последние конференции в Санкт-Петербургском горном институте (20-21 марта 2001 г.) и Академии труда и социальных отношений (25 апреля 2001 г.). Культура речи России – чисто русская дисциплина, вызревшая у нас с 20-х годов ХХ столетия. Культура речи в прежнем понимании говорила прежде всего о норме, о правильности и чистоте речи. Но убеждения требуются еще и новизна, оригинальность, стилевое новаторство, то, что в риторике называлось «изобретением» и украшением. Сегодня мы можем говорить и о культуре, и о русской речи, и о риторике, понимая все эти термины научно, а не вульгарно. Сегодня реальная ситуация с риторикой в России отличается активнейшей работой множества исследователей и педагогов, которые именно под этим именем ведут курсы, пишут книги, защищают диссертации и т.д. Как в каждом живом деле, здесь много разноречивых мнений относительно сущности самой науки и того, как она должна развиваться. Однако активные споры и столкновения мнений (они живо проявились на двух последних конференциях) – лишнее свидетельство того, насколько остро воспринимаются все вопросы, касающиеся сегодняшнего положения дел с риторикой и всем комплексом дисциплин, касающихся русской речи.
Очевидно, что риторика в России утверждается и ее утверждение создает оптимистический настрой многих коллег, которые решили отдать свои силы этой классической и постоянно обновляющейся науке.


Похожие статьи: